Вторник, 27 июля

Катастрофа Ил-76: за 7 лет никто так и не понёс наказания

7 лет назад в Луганской области с переносного зенитно-ракетного комплекса боевики сбили украинский самолёт Ил-76. В нём было 40 военных 25 отдельной воздушно-десантной бригады и 9 членов экипажа. В результате падения самолёта, все они погибли. Наказание за причастность к сбиванию самолёта ещё никто не понёс. В марте этого года суд вынес приговор о пожизненном заключении без компенсации имущества боевикам Игорю Плотницкому, Александру Гурееву и Андрею Патрушеву. Но они находятся в розыске, судили их заочно. В 2017 году 7 лет лишения свободы получил бывший начальник штаба АТО генерал-майор Виктор Назаров. В апелляционном суде он не смог оспорить приговор, но его оправдал Верховный суд. Сейчас дело о катастрофе Ил-76 находится в Европейском суде по правам человека, передаёт Информ-UA.

Нина Бондаренко – мама одного из военнослужащих, который был на борту самолёта Ил-76. Её сыну Виталию Бондаренко тогда было 27 лет, служить он пошёл в марте 2014 года. Женщина рассказывает, он не должен был оказаться на Донбассе, говорил, что будет проходить службу в части, которая расположена в Днепропетровской области.

ил 76

Ему пришла повестка. Изначально сказали, что на месяц отправят в учебку в Днепропетровской области. Звонил мне каждый день. Я даже как-то бдительность потеряла. Думала, может всё и уладится. Потом уже месяц прошёл, домой пора. Но их оставили до президентских выборов. И выборы уже прошли, а он всё там. Потом звонит мне, говорит, что они уже в Донецкой области. Рассказывал, что их выгрузили в поле, они расставляют палатки, окапываются. У него ещё зуб начал болеть. Врач приехал, сказал, что ничего не может сделать, кроме как вырвать. Так он остался без зуба. Вот это армия!

– рассказывает Нина Бондаренко.

Виталий начал возмущаться условиям, требовать их улучшения. В то время как раз проходили проверки со стороны руководства. В итоге парня отправили обратно в часть в Днепропетровской области.

Каждые выходные он приезжал домой. Рассказывал, что там творится кошмар. Говорил, чтобы я никуда не вздумала ехать, что в Днепре безопаснее. Последний раз он приезжал домой 13 июня. Он приболел. Я предлагала взять у врача справку, чтобы он остался дома. Но он сказал, что обещал командиру вернуться. Что тот никого не отпустил, кроме него, так как в нём уверен. Он не позвонил, когда доехал в часть. Я ждала звонка. Сама решила не звонить, думаю, мало ли, может он там где-то в строю стоит. А на следующий день, в 5 вечера, я услышала по радио о сбитом самолёте. Думаю, нет, не может быть… И тут мне звонит младший сын и говорит, что к нам из военкомата пришли. Я недалеко работаю, сразу же прибежала. Сказали, что погиб. Я не могла поверить, надеялась, что это всё не правда,

– говорит Нина Бондаренко.

О том, что сын должен быть лететь в Луганскую область Нина не знала:

Он говорил, что у них проходят учения. Но рассказывал, что боевые рюкзаки у них всегда собраны, что они могут по звонку куда-то вылететь. Он меня успокаивал, что до сентября ситуация в стране наладится, говорил, что разберутся. Да, разобрались. Теперь мама цветы на могилку носит.

За организацию сбивания самолета в марте этого года Красногвардейский районный суд Днепра вынес приговор боевикам Игорю Плотницкий, Александру Гурееву и Андрею Патрушеву. Их приговорили к пожизненному заключению без компенсации имущества. Судили их заочно, так как они находятся в розыске. Также суд обязал их выплатить семьям погибших компенсацию в размере 500 тысяч гривен. Получить эти деньги родным военных практически невозможно, считает адвокат потерпевших Виталий Погосян. Даже если боевиков и найдут, стянуть средства будет сложно, так как прописаны они на временно оккупированной территории, и, соответственно, всё их имущество там. Поэтому адвокат и требовал, чтобы компенсацию выплачивало государство, а не боевики.

В марте 2017 года Павлоградский горрайонный суд приговорил бывшего начальника Штаба АТО генерал-майора Виктора Назарова к 7 годам лишения свободы. Его обвинили в служебной халатности, в следствии которой был сбит самолёт. Назаров свою вину не признал, он подал апелляцию. Он и его адвокат требовали повторно исследовать выводы военных экспертиз. Они считали, что между результатами двух экспертиз, проведенных экспертными учреждениями во Львове и Киеве, в феврале и в мае 2015 года, есть значительные противоречия. В первой экспертизе, как заявлял адвокат Назарова Михаил Турик, за безопасную посадку отвечала оперативная группа воздушных сил, во второй же указано, что Назаров единолично виноват в сбивании самолёта. Повторную экспертизу провели, она длилась с 2018 года, судьи рассмотрели её выводы в 2020. В итоге Днепровский апелляционный суд не удовлетворил апелляцию генерал-майора.

После этого Виктор Назаров обратился с кассацией в Верховный суд Украины. В мае этого года Верховный суд удовлетворил её, постановив закрыть уголовное производство в связи с не выявлением состава преступления. Адвокат потерпевших Виталий Погосян с решением Верховного суда не согласен. Говорит, судьи решили, что риск был оправдан. Но, по его мнению, об этом не может идти речи, так как было несколько предупреждений от разведки и СБУ о том, что там находится группа боевиков с переносным зенитно-ракетным комплексом. Назаров же проигнорировал эту информацию и отправил самолёт, рискуя жизнью людей.

Я изначально не верила в то, что найдут и накажут виновных. Виноваты все, абсолютно все. Все молчали, все давали приказы. Никто ничего не знал, надеялись, что как-то обойдётся. Обошлось? Армия просто не готова была к тому, что Россия так подставит Украину. Я считаю, что если донецкие хотели в Россию – пожалуйста, берите чемодан и езжайте. Я верю в то, что когда-то всё наладится, что наши дети погибли не зря,

– говорит мама погибшего бойца Нина Бондаренко.

Сейчас в Европейском суде на рассмотрении находится заявление от родственников погибших военных. В нём указано, что Украина не провела эффективного расследования по делу Ил-76. Оно было подано ещё в 2016 году, так как потерпевшие изначально не рассчитывали на то, что украинские суды кого-то накажут за падение самолёта, говорит Виталий Погосян. В заявлении указано, что Украина не эффективно расследовала это дело. Также планируют подавать гражданские иски на Министерство обороны Украины, так как оно не обеспечило безопасность бойцам. И на Генеральную прокуратуры Украины, которая, по словам адвоката, не провела эффективное расследование.

]]>